Сотри случайные черты

Сегодня тема тела необычайно популярна, предлагается множество телесных практик. В юности многие занимались каким-либо видом спорта, а то и не одним, пробовали себя в различных фитнес-студиях. Есть понимание, что продолжать телесные занятия надо, но вот беда – очень часто автоматически повторяемые упражнения не приносят ожидаемого результата, а ещё появляется ощущение неудовлетворенности, будто внутренние твои потребности – «зов души»  остаются в стороне.

Именно тем, кто ищет такого подхода к телу, который являясь эффективным для поддержания мышечного тонуса, оздоровления суставов, обретения легкой походки, одновременно был бы адекватным нашей потребности во внутреннем развитии, будет интересно познакомиться с системой, предложенной Натали Дроэн- парижанкой русского происхождения, неоднократно приезжавшей в Санкт- Петербург для проведения своих мастер- классов.

На протяжении почти двадцати лет я веду занятия для женщин по этой системе и до сих пор довольно часто слышу от приходящих впервые: «Как долго я искала именно это!»

У А.П. Чехова есть замечательная повесть «Дуэль». Главный герой повести, молодой человек Иван Лаевский, в ночь перед дуэлью вдруг осознает всю правду своего греховного состояния. Чехов, будучи практикующим врачем, в деталях описывает перемены, которые ощущаются Лаевским даже на уровне своего тела: он почувствовал онемение и тяжесть тела, какую-то неловкость, потерю гибкости; он не узнавал своих движений, ходил «несмело тыча в сторону локтями и подергивая плечами».

Очень люблю Чехова, часто перечитываю, но на это его наблюдение – как проявляется в теле наше внутреннее состояние – обратила внимание не так давно, уже спустя два года после ухода Натали.

 

ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ С НАТАЛИ

Для Натали эта связь внутреннего и внешнего, телесного и духовного, не была предметом исследований, - она просто это не разделяла. И сострадала каждому человеку, чье тело находилось в «запустении», ведь тело, как и душа,- дар человеку от Бога, и этот дар не может быть «ни напрасным, ни случайным». Каждой своей ученице Натали помогала в этом убедиться, но сначала она годами искала в себе, в своем теле, те правильные положения суставов и позвонков, при которых мышечные ткани расправляются и удерживают тело в спокойной устремленности вверх. Но для того, чтобы эту правильность не только обрести, но и сделать её повседневной привычкой, то есть жить в ней, нужно внимание, которое только усилием воли не удержишь. Тогда чем же?

Ответ я искала все годы нашего общения - от знакомства до личного контакта, когда Натали стала для меня очень близким человеком - не только учителем, но и духовной матерью.

Натали Дроэн - женщина с удивительной судьбой. Она – мать семерых детей. Родители её из старинных русских, литовских и украинских родов: отец - из Трубецких, мать- Антоновичей. Во время революции отец и мать Натали покинули Киев, прошли трагический путь эмиграции. Натали - парижанка с третьего года рождения. Она приняла крещение от одного из светочей православной мысли - священника Сергия Булгакова. С 13 лет занимается в классических балетных школах, изучает разнообразные системы подхода к телу. Но необходимость бесконечных автоматических повторов, напряжения и насилия над телом для достижения красивого движения вызывали внутренний протест у юной Натали, она чувствовала, что истоки гармонии где-то внутри, и стала искать. Её поиски имели самый крепкий фундамент - полное доверие Богу. Это была полученная с молоком матери вера в Живого Бога, Бога-Троицу, « Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». С молитвенным вниманием Натали прислушивалась к дыханию, стараясь вдохнуть, как она говорила, не только кислород, но и милость Божию. Она обладала высокой степенью чувствительности; это позволило ей заметить как вдох ведет каждый уровень суставов на подъем, освобождая весь костный состав и расправляя позвоночник. Но дальше - выдох. Как выдохнуть так, чтобы не потерять этот вдоховый подъем-полет, как не оседать, не загружать вновь суставы? Натали нашла ответ в ходе своих долгих поисков и научилась выдыхать, не зажимаясь, но и не разваливаясь. У Мандельштама есть словосочетание « выпрямительный вздох». Натали нашла «выпрямительный выдох».

Впервые я увидела Натали на одном из первых её семинаров в Санкт- Петербурге в 1988г., в студии замечательного человека, моего наставника в течение почти десяти лет, Николая Кратюка. Он вел занятия для женщин, объединив элементы нескольких телесных практик и пластические танцевальные комбинации. Николай пытался в удушливой атмосфере советизма найти тот источник, который орошая душу, поможет и обновлению тела. Подход к телу, который предлагала Натали, оказался созвучным его поискам. По его приглашению Натали стала приезжать в СПб регулярно, один или два раза в год. Спустя некоторое время, большая группа учениц Николая побывала во Франции с визитом в студию Натали, а ещё через пару лет я получила приглашение от Натали приехать для обучения вместе с Галиной Яковлевой и Светланой Асташкевич. После этой поездки мое общение с Натали стало постоянным – встречи в Люзарже (под Парижем) в её студии, в СПб, а между встречами - длительные разговоры по телефону и переписка. В наших разговорах бытовые вопросы занимали две-три минуты, хотя ей были не безразличны и мои личные радости, и мои печали, но в основном Н. говорила о том, что питает телесную работу, как почувствовать, что стоит за любым движением, которое делаешь, как подойти к этой высокой планке: «Хвалите Господа не только душами вашими, но и телами вашими».

В конце 90-х я начала вести занятия для женщин по методу Натали Дроэн. Долго не решалась, казалось - не готова, хотя с движением была знакома хорошо- работала хореографом. Но Натали предлагала иное движение- рожденное не внешней схемой, а дыханием. А главное, была другая цель, для меня, пропитанной советским воспитанием, не понятная, но влекущая. Это позже я услышала известную многим фразу Тертуллиана: «Каждая душа- христианка». А тогда, в начале 90х, я была очень далека от церковной жизни. Но из тех её отголосков, что до меня долетали, у меня сложилось убеждение, что священники говорят только о духовном, о телесном - ни-ни! Сегодня, когда жизнь в церкви подарила мне возможность радостного общения со многими замечательными людьми – и иерархами, и мирянами, я не сомневаюсь, что зачастую наши убеждения формируются невежеством и стереотипами. Ну, а тогда… В 1998 г. неожиданно ушел из жизни Николай Кратюк, и приезды в СПб Натали стали организовывать мы вдвоем с Галей Яковлевой (она тоже открыла несколько групп для женщин). Сейчас трудно представить, насколько сложно это было для нас- денег не было, а ведь надо было организовать хоть сколько-нибудь достойный быт для Натали, залы, где она проводила бы свои уроки, да ещё провести занятия так, чтобы её не разочаровать - для Натали важно было увидеть, что мы действительно передаем то, чему она учила. Помимо занятий в наших группах, одно или два занятия предлагались для всех желающих. Собиралось на такие встречи 30-40 человек, однажды-почти 100, в зале стояли плечом к плечу. Для меня до сих пор загадка, как люди узнавали - ведь рекламные акции мы не проводили, а интернета ещё не было. Правда было ленинградское телевидение. Я с радостью произношу: «СПб», по старому названию родного города не ностальгирую (разумеется, страницы блокады - это святое), но «ленинградское телевидение» стоит вспомнить добрым словом. Именно на ленинградском канале были передачи, адресованные не строителю коммунизма, а человеку. И о человеке. Были встречи с интересными людьми, когда в ходе беседы с ведущим приглашенный гость, рассказывая о своей жизни, делился самыми важными для себя открытиями - будь то открытия в профессии, творчестве, будь то открытия высоты человеческих поступков и отношений. На такую передачу в один из своих первых приездов была приглашена Натали. Сам вид её поражал и ведущих, и зрителей- с истинно французским вкусом одетая, элегантная красивая 70- летняя женщина, не скрывающая своего возраста - это уже удивляет. Но ещё более удивительно было то, что она говорила- о достоинстве женщины, которое не в отстаивании неких прав, а в умении сохранять в себе источник женственности, оберегать его от накапливающейся тяжести возраста, утомляющей суеты будничных дел, не отстраняясь от них, но как-то иначе. Как? По просьбе ведущих Натали согласилась показать фрагменты своих занятий. Были записаны еще несколько передач. Но даже одной из них было достаточно, чтобы образ этой женщины надолго остался в памяти. И понятно, что если появлялась возможность с ней встретиться, ее не упускали.

Натали распознала язык тела – вертикальные оси, горизонтальные уровни, соотношения между ними, единство. На своих уроках она показывала, объясняла, поправляла. Но и при первой встрече, и потом, на каждом ее уроке, всегда чувствовалось то, что стоит за объяснениями, то, без чего все объяснения перестают быть важными. Только потому и стояла полная тишина в зале, что за тихими словами Натали было приглашение не просто выполнить упражнение для правильной осанки, а почувствовать в себе нечто новое – то, что где-то в глубине твоей есть, но не проявлено. Своей внутренней сосредоточенностью на чем-то очень важном она молчаливо призывала каждого пробудить это очень важное в себе. А в том, что это важное живет в глубине каждой женщины, она не сомневалась.

На фото, рядом с Натали Александр Дирдовский (слева) - оператор, снимавший Натали в течение многих лет, и Николай Кратюк (справа).

На фото, рядом с Натали Александр Дирдовский (слева) - оператор, снимавший Натали в течение многих лет, и Николай Кратюк (справа).

 

ТОК ЖИЗНИ

Я не ставила перед собой задачу написать методичку, да это и не возможно – с каждым вновь приходящим человеком заново рождается объяснение, подбираются движения, понятные и доступные конкретно для него. Но очень интересно наблюдать как изменяется каждая, познакомившись с грамотой своего собственного тела (не зависимо от комплекции и возраста), а значит, - с самой собой. Помню свое удивление, когда услышала от Натали: «А ты не обращала внимания на то, что стопы, почки, уши имеют схожую форму- форму семени, зародыша?». Надо сказать, что я тогда тело свое воспринимала лишь как инструмент для самовыражения или выразительной передачи танцевального образа. Натали этот вопрос направляла на другое восприятие тела – как текста. Так вот, образ семени в форме стопы уже ведет на новое ощущение соединения с землей – не проваливаться в землю, а как бы принимать поддержку земли; как семя, чтобы дать росток, питается соками земли. От правильной постановки стопы зависит и то, в какой степени верно в нашем теле проявятся вертикальные оси:

- от лобковой кости до центра лба по передней линии;

- от копчика до затылка по задней линии;

- от проймы бедра до проймы подмышечной впадины по боковым линиям.

От стоп же выстраиваются и оси горизонтальные: каждый парный сустав, ключицы, челюстной сустав. Если смещаются горизонтальные оси, вертикали тоже теряются. От «пробудившейся» стопы можно подняться до следующего уровня с образом зародыша – уровня почек, т.е. уровня поясницы. Дать возможность «ожить» этому уровню – это приняв во внимание свой центр тяжести (пупочная область), расправить поясничный прогиб. И уже следующий этап – через расправленные «крылья» - лопатки – к освобождению шейных позвонков и головы, а значит, и ушей. Всю эту «теорию» интересно постигать на занятиях – в ходе движений - тогда объяснения подробные не всегда нужны: тело постепенно открывает свои секреты, будто в давно известном доме находишь и открываешь неизвестные тебе двери. И чем внимательнее будешь, тем больше этих «дверей» для себя откроешь. Вот с этим-то не все так просто: внимания нам часто не хватает. Нам же всегда некогда: дела, «проблемы», всегда бежим. Не пробежать бы в этой суете мимо, мимо чего-то очень важного, может быть, самого главного.

Свои уроки Натали начинала в абсолютной тишине. Иногда включала песнопения, иногда произносила вслух краткую молитву. Это не было ритуалом: она просто по-другому не могла. Не могла ступить на ту территорию, куда и нас вела – то заповедное пространство, которое одновременно и внутри нас, и нам не принадлежит. И вот, если от этой территории, как от некой отправной точки, исходить, тело постепенно открывается, как книга смыслов.

А если нет? Если просто повторять вслед за ведущей движения? Тоже не плохо – на какое-то время почувствуешь облегчение суставов, «отпустит» остеохондроз, расправятся плечи. Но удержать, выходя из зала, эту едва родившуюся вертикаль вряд ли сможешь. Натали предлагала большее – найти в себе возможность обновиться, переродиться. А ведь все внешнее рождается изнутри. Но во внутреннее пространство не ворвешься сразбегу, как не врываемся мы в свой дом, не вытерев ноги у порога. Необходимо в тишине настроить слух и внешний, и внутренний – ощутить ток жизни. Тогда само тело будет тебе подсказывать правильное движение, чувствительность поможет найти то положение костных образований, которое, как правильно поставленный остов здания, будет определять и устойчивость, и стройность твоего тела. Мышечные ткани в таком случае расправляются и находятся в тонусе, но не напряжены. К сожалению, чувствительность наша за ненадобностью утрачена, но она развивается, у кого быстрее, у кого не очень скоро – насколько внимательно включаешься. Тело откликается сразу, после первых же занятий, а дальше все зависит от твоего настроя – если есть серьезное желание измениться, найдешь и время, и силы для регулярных занятий. В отличие от других телесных практик, здесь не будет повтора одного и того же; Каждый раз – ощущение новизны и поиска. И открытия не перестанут удивлять и радовать (радовать, правда, не сразу – ведь чаще всего приходится сначала разобраться со своими болевыми зонами, зажимами и т.д.) Иногда на занятиях, помогая кому-то из своих учениц, найти эту заветную правильность в своем теле, предлагая одно, другое движение, показывая по себе, снова объясняя, вдруг вижу, что наконец она поняла, почувствовала, нашла! Это ее изменение невозможно не заметить – открывается такая красота, слов нет, а если есть, то только блоковские: «Сотри случайные черты, и ты увидишь – жизнь прекрасна!»

Все мироздание создано Богом и существует благодаря определенным законам. Господь все упорядочивает. То, что в нашем теле не хаос, не случайные положения суставов, костей, внутренних органов, что есть определенный порядок, разве это не свидетельство того, что тело сотворено, сотворено с любовью Господом?! И тогда понятно, что закономерности, проявляющиеся в теле, обретают более глубокий смысл:

- то, что расправленный верх (лопатки, плечи, полноценная длина рук) облегчает низ, удерживает его;

- то, что только целостный подход оправдан (малоэффективно заниматься отдельно мышцами живота или мышцами ног);

- то, что в построении нашего тела проявлена крестообразность;

- то, что существует незримая вертикаль, которая направляет все тело ввысь без напряженности, постоянно отвечая нашей внутренней потребности устремления к Отцу, Господу.

Роль стопы – определяющая в поисках правильного положения тела. С нее начинаю все объяснения, и к ней же возвращаюсь с еще большим вниманием на каждом последующем этапе. Но это внимание становится иного качества, если в глубине своего естества вдруг ощущаешь прямую связь между поиском телесного роста и духовного. Не так просто найти эту правильность, единственно возможную вертикаль подъема, но разве есть задача важнее?

Когда услышала где-то слова, сказанные святителем Иркутским Иннокентием: « От Господа стопы человека исправляются», поиск верной постановки стопы стал не только облегчением пятки и расправлением фаланг пальцев ног, но нечто большим. А вот из псалмов:

"Да не колеблются стопы мои" (16 пс.);

"Обращал стопы мои к Откровениям Твоим" (18 пс.);

"Утверди стопы мои в Слове Твоем" (18 пс.);

Конечно, наивно было бы утверждать, что, входя в понимание закономерности построения своего тела, каждый человек становится истинно верующим: можно лишь удивиться тому, что стопа имеет форму семени, и тут же об этом забыть. Но для многих, как и для меня когда-то, развитие чувствительности тела, проникновения в его язык, помогло и душе возродиться, прорасти семени души, которое и формирует особый (христианский) образ жизни, который Серафим Саровский назвал «стяжанием Святого Духа, стяжанием Благодати Божией». Господь говорит с каждым на понятном ему языке, но готовы ли мы Его услышать? Или останемся в плену своих мнений?

Есть такая притча. Три работника вместе трудятся. Одного из них спрашивают: «Что ты делаешь?». Он отвечает: «Обтесываю камень». Другого-то же: «Зарабатываю на хлеб для своей семьи». Третий на этот же вопрос ответил: «Строю храм». Как важно не проглядеть самое главное, подготовить почву нашей души на восприятие. И в этой подготовке привычка к вниманию, сосредоточенности оказывается неоценимым опытом среди суетливой жизни. Тогда и в поиске правильного положения суставов почувствуешь нечто большее, чем оздоровление в привычном его понимании. Может, это будет как у Елены Шварц: «И Небо становится ближе…»

Осознанная правильность тела помогает развитию чувствительности, чувствительность точнее направляет дальнейшие поиски правильности. Так постепенно обретается ощущение вертикали, дающее и чувство собранности, и легкости одновременно. И самый верный критерий этого «попадания» - свободное дыхание. Вдох без всяких дополнительных приемов проникает глубоко в пространство твоего тела, будто омывая его изнутри, а выдох – будто лучи, исходящие из какой-то внутренней точки. Может быть, это субъективно, но я эту точку ощущаю не только как центр моего физического существа, а как центр существа человеческого: в противовес центру тяжести – центр легкости. Такое полноценное дыхание приходит не сразу, но тем скорее, чем реальнее поиски нового дыхания физиологического сопряжены с обновлением сердца. Такому поиску созвучны слова нашей современницы, поэтессы, Ольги Седаковой: «По какому-то новому дыханию, по какому-то просвету в Иное в герметической атмосфере секуляризма, все более деструктивной и опустошенной, тоскуют многие».

 

О КРАСОТЕ 

Каждая женщина ощущает стремление к красоте. Не знаю, спасет ли красота мир, но убеждена, что красота спасает каждого отдельного человека: невозможно ведь жить в темноте. Если человек не видит красоту ни в чем, это серьезная проблема – значит, жизнь стала неинтересна, человек не видит нигде проявлений жизни. К своему стыду, лишь недавно открыла для себя «Архипелаг Аверинцева», как назвал наследие академика С.С. Аверинцева ученый-философ и общественный деятель К.Сигов. С.С. Аверинцев – ученый с мировым именем, обладавший энциклопедической суммой знаний по истории и культуре народов всего мира от древних эпох до современности - но его труды и лекции уводили дальше обзора исторических знаний. «Работы Аверинцева дарят как универсальную сумму знаний, так и энергию осмысленного личного выбора между узким путем «отца веры Авраама» и широким путем постатеистического «язычества»» (К.Сигов). Поэт О. Седакова, вспоминая Аверинцева, писала: «Он по существу учил своих читателей и слушателей не умирать в удушающей атмосфере умственного убожества и почти тотального конформизма, не умирать интеллектуально и нравственно». Одна из работ академика Аверинцева называется «Красота и святость». В ней он пишет: «В христианстве Красота – одно из имен Божиих. Бог прекрасен Сам по Себе, и Он же является источником подлинной красоты». Здесь же Аверинцев цитирует стихи из гимна Красоте блаженного Августина:

«Поздно возлюбил я Тебя, истинная Красота

Ты был во мне, я же был вовне

Ты был со мной, я же без Тебя

Ты позвал, и крик Твой прорезал глухоту мою

Ты прикоснулся ко мне, и зажглась во мне любовь.»

Красота идентична истине, является ее критерием. Именно это имела в виду Натали, когда говорила: «Господь приглашает нас в вечность через онтологическую красоту». Когда в теле«все на своем месте» (чему и учимся на занятиях), проявляется гармония, преображающая каждую женщину. Не о стандартах речь – индивидуальность сохраняется, но явным становится то, что древние греки считали принадлежностью только «идеально» сложенного человека, - определенная соразмерность частей тела. Позже это наблюдение формализовалось посредством числовых соотношений – пропорции различных частей нашего тела составляют определенное число (иррациональная дробь). Эта согласованность в характеристиках строения человека получила название закона Золотого сечения, а один из современников Леонардо да Винчи дал другое название – «Божественная мера красоты». Натали же «Золотое сечение» понимала как Слово Божие, пронзающее как меч сердцевину нашего естества, и, одновременно, выстраивающее единственно верную дорогу: « Я есть Путь, Истина и Жизнь" (Ин,XIV,6).

 

РОЗОВАЯ ЗАРЯ

Вот уже несколько лет Натали нет с нами, но сохранились видеозаписи, сделанные в разные годы Александром Дирдовским – киевским оператором (за что ему бесконечно благодарны сотни последовательниц и учениц). Один из фрагментов начинается разговором Натали с молодой женщиной на фоне проступающей сквозь тучи яркой розовой полоски зарева. Натали говорит взволнованным голосом о том, в чем видит самую главную цель своих уроков – о необходимости каждой женщине пробудиться, почувствовать внутри себя это сияние розовой зари, как начала рассвета, расцвета истинной женственности. У Н. Гумилева (русский поэт, расстрелянный в 1921, первый муж А.А. Ахматовой) есть стихотворение:

« Но что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой

Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать

Мгновенье бежит неудержимо.

Так, век за веком – скоро ли, Господь?

Под скальпелем природы и искусства

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства»

Это как раз о самом прекрасном, что живет в сердце каждого человека – о жажде Бога, стремлении к Нему; О том, что О. Седакова назвала «счастливая тревога глубины». И «наш дух» -дух человека - действительно должен пробудиться, вспыхнуть сиянием зари, «кричать» - ведь это обращенность наша к Небу. Именно эта обращенность определяет наше умение различать добро и зло, способность к творчеству и степень свободы.

Может быть, это и называется «раскрывать в себе Образ Божий»? Только приходя к Богу мы становимся самими собой. Только это постепенно раскрывает глаза на Божественную красоту и становится ясно ощутимым присутствие Божие во всем- и в природе и в человеческих поступках.
Как замечательно сказал об этом Блаженный Августин:"Ты вопрошаешь,созерцая Бога, а Бог отвечает красотой."Красота не может не быть к себе строгой,требовательной-раз уж она претендует на истину.
Сегодня,когда происходит отрыв эстетических идеалов от этической основы,этот отрыв от корней заводит в тупик поиски прекрасного.Синонимом красоты становится красивость;"прелесть"-высшая оценка;и еще-как форма защиты-"на вкус и
цвет товарищей нет."Что на это скажешь?
Хороший ответ на это прозвучал в словах о.Льва Большакова(протоиерей,настоятель одного из храмов в Карелии):

"Вкус-категория духовная, и он вырабатывается исключительно в результате серьезного духовного опыта."
Священник Лев Большаков по образованию искусствовед и археолог.В своем приходе в г.Кандопога ему пришлось заниматься строительством храма практически с нуля,непосредственно в этом участвуя,начиная с создания проэкта.
Интересны размышления отца Льва по поводу вопросов современной храмовой архитектуры.Слушая их,находишь очень много аналогий со строением человеческого тела.Первое,что он называет,то,что главное,чем является храм,-это его внутреннее пространство. Внешний облик храма лишь обрамляет то,что присходит внутри,помогает организации пространства.Проводя параллель с
архитектурой тела,заметим-когда "остов"нашего здания-кости,суставы-на правильном месте,ощущается облегчение,внутреннее пространство освобождается,будто открывается для вдоховой волны.Следующее необходимое для храма качество,как считает о.Лев,-образ храма должен обращать нас вверх, и это обращение должно быть устремленным,но не взвинченным.Но ведь и в теле есть все,чтобы поддерживать устремление ввысь-не напряженное и постоянное.
В своей статье"О новом благородстве",вспоминая людей,с которыми ей довелось общаться,-тех,которые успели повзрослеть еще до революции, Ольга Седакова писала о таком легком прямостоянии:"стоит,как бы не угнетая земли".Как всегда,наблюдательный и тонкий поэт,Ольга Седакова не просто ностальгирует по ушедшим временам "той" дореволюционной эпохи,но и ищет ответы на вопрос как вернуть то.что утрачено,то,что стояло за осанкой-
самоощущение достоинства:"Достоинство и честь и то,что мы называем благородством,-это стремление вверх-и в самом простом смысле,пространственном,и в более осмысленном,метафорическом или символическом."

Духовный стержень,нравственная вертикаль тех людей-аристократов не по сословному происхождению,а по внутренней заполненности-отражалась во внешнем облике,в походке, в манерах.Так что то,что вокруг все осели,как-будто
оказались без позвоночника,это не только и не столько медицинская проблема. На своих занятиях я предлагаю разнообразные движения и для оздоровления позвоночника и для развития гибкости,но все же основной своей задачей вижу
помощь моим дорогим ученицам в раскрытии самой себя-через язык тела,через понимание его построения.Входя в осознание телесной архитектуры,тело уже воспринимаешь не как "коробку" для души,а как единую ткань,единое целое с духом и душой.Да,целостность-как заветная недостижимая цель,но ведь к ней стремимся?!Внимательное проникновение
в закономерности строения тела как проэкта Господнего открывает вид на собственную глубину и даль,на себя как участника творения.Возникает какое-то иное отношение к тому,как содержишь свое тело,может быть, более ответственное. Вспомнился девиз одного из наших фитнес-центров:


"Ваше тело-наше дело!" Сначала тело...
Ощущение связи телесной вертикали и внутреннего настроя у каждого возникает по-разному.Кто-то чувствует это сразу,кому-то нужно время- в зависимости от того,насколько подготовлена почва души на восприятие,насколько человек готов в каждой вещи видеть Слово Господнее,
насколько"зорко" сердце.Так что, в этом смысле можно было бы сказать,что
основное в наших занятиях-кардионагрузки. Но и в этой шутке лишь доля шутки,ведь известно,что критерием необходимости любой нашей деятельности
является то,насколько она помогает нам продвигаться навстречу Богу,насколько
умягчается,обновляется наше сердце-ведь обновления внешние со старым сердцем-обновления лукавые.

 

ОCТРОВКИ ЛИЧНОСТНОГО ОЗАРЕНИЯ

"Красота реализуется в форме. Но вот что парадоксально: форма, реализующая
красоту, как-то вдруг может эту красоту убить. Если форма приобретает некое
самодовлеющее значение, в ней угасает, затвердевает жизнь, энергия Божественная, красота". Это слова пианистки Марии Юдиной – не только гениальной пианистки, но и человека великой души. Вера (это в советские годы), самоотверженность, скромность и чувство юмора в ней были слиты воедино.


Для многих,не только музыкантов,она стала Учителем жизни. У нее даже рояль
был прокатный, но было две святыни: Бог и Музыка. "Все божественное, духовное впервые явилось мне через искусство, через одну ветвь его – через музыку."

 

Не могу не привести историю, многим известную. Во время войны по радио Сталин услышал музыку. Она ему понравилась. Он спросил:"Что это?" Ему
отвечают: "Концерт Моцарта для фортепиано с оркестром в исполнении Марии
Юдиной." Тогда по команде Сталина в рекордно короткие сроки выпустили
пластинку этого концерта. Сталин послал Юдиной гонорар (сумму, на которую
можно было бы купить целый гараж автомобилей). Она ответила ему письмом:
"Благодарю Вас, Иосиф Виссарионович, за вашу помощь. Я буду молиться за Вас
денно и нощно и просить Господа, чтобы Он простил ваши прегрешения перед
народом и страной. Господь милостив, Он простит. А деньги я отдам на ремонт
храма." Сталин промолчал. Трудно поверить, но с ней так ничего и не сделали.

 

Вся жизнь Марии Юдиной – сплошная вертикаль. Как богата такими людьми Россия – людьми с крепкой вертикалью, выстроенной в годы испытаний: война,
голод, ужас сталинских лагерей; выстроенной творчеством  во времена запретов, когда поэзия в какой-то мере восполняла невозможность молитвы, а
музыка становилась проповедью. Мандельштам (почти запрещенное имя в советские годы) писал: "Нигде не любят стихи как у нас – за них убивают." Это беда. Беда не только ушедших – убитых, сгноенных, изломанных – это наша беда.


Сейчас, когда внешние запреты сняты, внутренние запреты на "настоящее"
часто сохранены; во многих живет еще ограничивающий душу советизм, упрощение, скорее опрощение, своих духовных потребностей. В
современном, оснащенном плодами различных технологических достижений
мире, много несчастных людей. Может оттого, что выбирают критерием жизни успех? Самозванство, лидерство любыми путями, лицемерие, бесцеремонность на уровне наглости – вроде уже не вызывают омерзения, вроде это уже в порядке
вещей. Как этому противостоять, в первую очередь в себе?
Вспоминается Аверинцев: "Нарушать общественное неприличие!" Это он в "глухие"70 – 80 гг. о тотальной лжи, выдаваемой за "приличное поведение".


Сейчас-все проще.Или сложнее?...Внутренний закон добра, нравственное начало, существует в каждом человеке. Но каждый день, совершая какие-то поступки, мы или следуем ему или нет. Жизнью выстраивается наша вертикаль, не словами.
Внутренняя вертикаль ведет к ощущению пространства другого измерения. Но
зто то место, которое само – мера, само измеряет все происходящее каким-то
иным предельным образом. Во внутренней жизни человек встречается с тем,
что Гете назвал"старой правдой". Искать ее не надо, она найдена и открыта
давным-давно. Но что всегда надо искать – это себя, такого себя, который способен ее встретить."Искать островки личностного озарения", как сказала
Ольга Седакова о самопознании.


Осознать себя, сделать более тонким, восприимчивым внутренний слух, зрение,
умягчить сердце помогает литература, высокая поэзия, классическая музыка. Они не только делают душу больше, богаче, взрослее, но и духу дают возможность пропитаться христианскими началами; создают среду жизни, необходимую для 
внутреннего роста. Мир в настоящем искусстве предстает как некое воспоминание о рае, воспоминание о первозданной красоте. Такое же ощущение изначальной красоты дарит природа.


Мне кажется, чем восприимчивее сердце женщины к проявлениям настоящей красоты, тем больше в ней открывается истинная женственность: нежность и 
желание любить. А присутствие в любви рождает желание поддержать, согреть:
поступком, словом, взглядом другого человека как своего близкого, родного.
Только такая любовь может дать силы и мужество на преодоление.
Очистить свое сердце, впустить в него Бога, довериться Ему полностью – единственный путь для обретения такой любви.

Наталия Сергиенко

 

Танцующее сердце

Многим известно имя Ианнуария Ивлиева. Архимандрит Ианнуарий – российский библеист, богослов, профессор Санкт-Петербургской духовной академии. Его лекции по богословию Нового Завета – бесценная помощь для неофитов и не только. В одном из своих комментариев к посланиям ап.Павла, арх. Ианнуарий подчеркнул, что Павел никогда не рассматривал человека раздельно с физической или с духовной стороны. Он говорил о человеке в его взаимоотношении к Богу. Только это было для него значимо.
Для Натали тоже не было такого деления. Не телесные несовершенства ее возмущали, а неумение, скорее нежелание, содержать свое тело в порядке.
"Человек – Образ Божий", а,значит, внешняя наша небрежность отражает в какой-то степени внутреннее наше "безобразие".
В страшные богоборческие годы те немногие храмы, которые не успели взорвать, в основном использовались не по назначению: в качестве кинотеатров, клубов, бассейнов, а часто складов ненужной рухляди или гниющих овощей. Трудно было в этих изуродованных зданиях увидеть то, что первоначально было в них заложено, – "пространство,обращающее нас вверх"(отец Лев Большаков). Но ведь и наши тела часто "не используются по назначению" – не становятся храмами Святого Духа. Далеко не всегда несем в себе Образ Божий. И наставница моя, Натали, единственной целью своих уроков видела именно это: дать почувствовать, что за искривлениями в теле стоят неправедные изгибы души – фальшь, гордыня, тщеславие, самовлюбленность. Требуя от своих учениц правильности в выполнении движений, она говорила не только о том, что суставы тяжелятся, изнашиваются, когда все "не на месте" и мышцы не поддерживают телесные ткани, а "висят как тряпки", но и о том, что внутреннее наше обновление, очищение и необходимо, и возможно. Слезами, молитвой (как умеешь), осознанием того, что ты любима Господом.
Передавала она это не только и не столько словами, сколько своим внутренним состоянием и строгостью по отношению к себе. Невзирая на то, что была намного старше нас, в зале она всегда была в облегающей форме для занятий, подчеркивающей линии тела, и сама включалась в каждое движение, показывала "по себе". Последний раз я была у Натали в студии за два года до ее смерти, ей было 86...
Она никого не хотела убеждать и ничего не доказывала, но делилась своим опытом – опытом женщины, прожившей полноценную жизнь жены и матери, встретившей старость, сохранив свой телесный храм достойно. Оказывается, зто возможно: надо только отнестись к телу внимательно, как к родному дому.

"Книга жизни"- не только Библия, но и встреча с теми людьми, которые становятся для тебя "окном, через которое начинаешь видеть дорогу к Богу", – примерно так говорил митрополит Антоний Сурожский, помогая кому-то из своих прихожан разобраться в жизненных ситуациях. Натали стала для меня таким окном. Впервые ее увидев, я и не помышляла об этом чуде. Имя Антония Сурожского первый раз я услышала тоже от Натали. Она познакомилась с отец Антонием, тогда еще Андреем Блумом, в юности, в русском христианском молодежном лагере. Будущий отец Антоний был там инструктором по гимнастике. Его имя Натали произносила всегда с особой теплотой и уважением.
Для меня, как и для очень многих, книги с записью бесед, проведенных митрополитом Антонием, его живое слово – необходимое питание. В одной из них "Уверенность в вещах невидимых" отец Антоний, размышляя о том, какими разными могут быть пути. ведущие нас к пониманию Бога, ссылаясь на один из отрывков писаний великого подвижника святого Исаака Сирина, вдруг говорит о танце: вечное занятие ангелов – это танец. Неожиданно, правда? Дальше слова владыки Антония: "И в танце мы можем искать откровение истины. Разумеется, танец, как и музыка, как мысль, как пение, как речь, может отвлекать, становится для нас преградой, но есть такая глубина молчания, которую можно выразить только в гармонии жеста."
Как созвучны оказались эти слова моему желанию вернуться к танцу, к движению – но не для сцены, а для выражения именно такой глубины. У многих женщин есть эта потребность – говорить о чем-то непрояснимом, но важном внутри тебя не словами, а как-то иначе, языком танца, например. Пусть это будут простые движения, но не страстные, как во фламенко, не расхлябанные, как во многих направлениях современного танца, а гармоничные и свободные.
Но, мы же знаем, что для обретения свободы и внутренней, и внешней нужна дисциплина, иначе получается не свобода, а расслабленность, а то и распущенность. И я решилась попробовать соединить представление о вертикальной правильности тела с некоторыми упражнениями из балетного тренажа, а затем предложить несложные по рисунку танцевальные комбинации. При регулярных занятиях это помогает рождению через какое-то время своего собственного танца-импровизации. Это отдельные занятия, я их назвала Арт-танец (архитектура тела+танец), в основной группе занятия называются" Архитектура тела".
У Ивана Ильина (один из самых проницательных русских мыслителей) есть любимая многими книга "Поющее сердце". Мне кажется, "сердце танцующее" – это о том же. Источник тот же – "радость о Господе", воцарение Бога в сердце, духовная радость.
Радость духовная – это проявление всех способностей. Это не частичная потеря разума, а наоборот: ты сохраняешь и разум, и твое сердце цветет, и твое тело ликует, а душа "хвалит Господа". Может, это и есть жизнь "в полный рост"?!

Первое мое пребывание в Люзарже, имении Натали под Парижем, где находилась её студия, запомнилось навсегда. То возбуждение, в котором я находилась и волнение от встречи с Натали, тогда казавшейся небожительницей, было в разы больше того, что я испытывала, стоя в первый раз у подножия Эйфелевой башни. Прощаясь, переполненная благодарностью за прием, за уроки, за общение, я не смогла произнести ничего более внятного кроме: "Натали, я безумно Вас люблю! "Поцеловав меня, она сказала: "Не стоит безумно, лучше с умом".
Ко всему в жизни Натали подходила осознанно. Осознанным был и ее подход к строению тела. Тело ее интересовало только как дар –дар Божий. И именно потому тело нуждается и во внимании, и в соответствующем отношении.
Ответственное отношение к чему-либо предполагает в первую очередь знание того, за что отвечаешь. Когда постепенно входишь в понимание тела, через свои ощущения, находя правильные положения суставов, не можешь не восхититься тем, как великолепно все Господом задумано: каждый позвонок имеет свое назначение, каждый сустав имеет свое определенное место и находится в связи с другими, выстраивая вертикальные и горизонтальные оси; весь костный состав образует единую ткань.
Если не нарушен этот порядок (нашей небрежностью, сутулостью, зажимами), мышечные волокна находятся в том тонусе, который оптимален для поддержания суставов, – не расслаблены, но и не перетянуты. Можно провести аналогию со струнами в музыкальных инструментах – если струна не натянута, звука нет, если пережата, порвется. Но ведь так же происходит с со струнами нашей души – не должна она быть расслабленной, спящей; но и излишнее возбуждение не нормально. Трезвое отношение к миру, здоровый тонус – может это и есть то, к чему призывает нас Господь: "Бодрствуйте!".
Интересно, что как и в слове "тонус", корень "тон" в слове "интонация".
Каждый из нас знает, что в общении часто именно интонация передает то, что хотел сказать собеседник. Интонация придает словам или тепло, жизненную силу, или какой-то холод, отталкивающий чаще всего. Холодные "мертвые" слова говорят об экологических неполадках в духовном мире человека. Помним же, как указывает Господь: "От избытка сердца говорят уста." Слово человека – показатель состояния его сердца.
Для Натали, воспитанной в христианской традиции, в уважении к старославянскому языку, было важно смысловое значение каждого слова. Прекрасно владея французским, она не утратила знания русского, и всем семерым своим детям передала это знание. Натали не сомневалась в том, что "погружение в глубину слов, такой подход к ним, чтобы они стали частью внутренних ощущений, содействует нашему росту".
Она часто прислушивалась к этим внутренним ощущениям больше, чем к правилам орфографии. Например, писала "возрост", подчеркивая, что с годами мы не столько утрачиваем, сколько приобретаем, в том числе и телесно, совсем не обязательно становиться вялой и тяжелой, соглашаться с остеохондрозом как непременным атрибутом определенного возраста.
Так получилось, что на своих уроках, требуя от меня внимания к тому, как выстраиваются телесные линии, как высота пупка освобождает поясницу, какова роль правильной постановки стоп, Натали одновременно воспитывала "открытое ухо" – внутренний слух, который обостряет восприятие слова.
И вот, как то раз,в Петербурге я попадаю на лекцию о корнесловном осмыслении сути слов отечественного языка. Речь идет о святых словах – вера, смирение, надежда, кротость, благодать. А также о том, что наш язык должен помогать преображению – открытию внутреннего образа, о строении внутреннего текста личности, о необходимости расправить душевную ткань и осознать ее основу – вертикальные нити. Неожиданно для себя в лекции филолога я услышала те же слова, которыми веду объяснение в ходе наших телесных занятий в зале! Конечно, я начала искать возможность встретиться с лектором для личной беседы. Оказалось, что это В.В.Семенцов – кандидат педагогических наук, председатель правления Православного Педагогического общества С-Пб, автор многих книг и статей. Мы встретились, и открытия продолжали множиться: я узнала, что слова "время" и "вертикаль" имеют один корень, а слово "сила "происходит от праславянского sila – душа, дух, чувство.
В настоящее время ежегодно в Санкт-Петербурге проходят семинары для преподавателей-последовательниц Натали Дроэн. И каждый раз на этих семинарах Василий Васильевич желанный гость; его лекции вместе с нашими участницами разлетаются по всем уголкам России, Болгарии, Украины, Прибалтики. Темами наших совместных размышлений было осмысление слов "женственность" и "мужественность", "педагог", "поэзия", "творчество", "дыхание". Казалось бы чисто телесные термины: "стопа", "сердце", "печень" и т.д. А эти беседы, открывая суть знакомых слов, становились поводом для осмысления наших занятий на новом уровне, для проникновения в то важнейшее, что Господь нам передает разными способами.
 Сегодня все чаще в различных научных, даже далеких от филологии, и общественных кругах обсуждается тема родного языка. Обсуждение сводится к призыву: "Язык надо спасать! "Все же, вернее будет понимание того, что нам самим надо спасаться от душевного очерствления, впитывая смысл святых слов отечественного языка как живую воду, заново для себя открывая истинное их значение, воспринимая их сердечно и принимая как руководство к действию.
Так что в ежедневном нашем общении с людьми мы можем быть хоть в какой-то степени творцами, а не пользователями. Об этом говорит В. В. Семенцов: "Действительно, если человек, созданный по образу и подобию Божьему, то есть, призванный быть творцом, является только "потребителем и пользователем", не способным ни созидать, ни жертвовать, он не оправдывает возложенные на него свыше надежды".

Наталия Сергиенко

Время прошло: 0.014142990112305 секунд