Танцующее сердце

Многим известно имя Ианнуария Ивлиева. Архимандрит Ианнуарий – российский библеист, богослов, профессор Санкт-Петербургской духовной академии. Его лекции по богословию Нового Завета – бесценная помощь для неофитов и не только. В одном из своих комментариев к посланиям ап.Павла, арх. Ианнуарий подчеркнул, что Павел никогда не рассматривал человека раздельно с физической или с духовной стороны. Он говорил о человеке в его взаимоотношении к Богу. Только это было для него значимо.
Для Натали тоже не было такого деления. Не телесные несовершенства ее возмущали, а неумение, скорее нежелание, содержать свое тело в порядке.
"Человек – Образ Божий", а,значит, внешняя наша небрежность отражает в какой-то степени внутреннее наше "безобразие".
В страшные богоборческие годы те немногие храмы, которые не успели взорвать, в основном использовались не по назначению: в качестве кинотеатров, клубов, бассейнов, а часто складов ненужной рухляди или гниющих овощей. Трудно было в этих изуродованных зданиях увидеть то, что первоначально было в них заложено, – "пространство,обращающее нас вверх"(отец Лев Большаков). Но ведь и наши тела часто "не используются по назначению" – не становятся храмами Святого Духа. Далеко не всегда несем в себе Образ Божий. И наставница моя, Натали, единственной целью своих уроков видела именно это: дать почувствовать, что за искривлениями в теле стоят неправедные изгибы души – фальшь, гордыня, тщеславие, самовлюбленность. Требуя от своих учениц правильности в выполнении движений, она говорила не только о том, что суставы тяжелятся, изнашиваются, когда все "не на месте" и мышцы не поддерживают телесные ткани, а "висят как тряпки", но и о том, что внутреннее наше обновление, очищение и необходимо, и возможно. Слезами, молитвой (как умеешь), осознанием того, что ты любима Господом.
Передавала она это не только и не столько словами, сколько своим внутренним состоянием и строгостью по отношению к себе. Невзирая на то, что была намного старше нас, в зале она всегда была в облегающей форме для занятий, подчеркивающей линии тела, и сама включалась в каждое движение, показывала "по себе". Последний раз я была у Натали в студии за два года до ее смерти, ей было 86...
Она никого не хотела убеждать и ничего не доказывала, но делилась своим опытом – опытом женщины, прожившей полноценную жизнь жены и матери, встретившей старость, сохранив свой телесный храм достойно. Оказывается, зто возможно: надо только отнестись к телу внимательно, как к родному дому.

"Книга жизни"- не только Библия, но и встреча с теми людьми, которые становятся для тебя "окном, через которое начинаешь видеть дорогу к Богу", – примерно так говорил митрополит Антоний Сурожский, помогая кому-то из своих прихожан разобраться в жизненных ситуациях. Натали стала для меня таким окном. Впервые ее увидев, я и не помышляла об этом чуде. Имя Антония Сурожского первый раз я услышала тоже от Натали. Она познакомилась с отец Антонием, тогда еще Андреем Блумом, в юности, в русском христианском молодежном лагере. Будущий отец Антоний был там инструктором по гимнастике. Его имя Натали произносила всегда с особой теплотой и уважением.
Для меня, как и для очень многих, книги с записью бесед, проведенных митрополитом Антонием, его живое слово – необходимое питание. В одной из них "Уверенность в вещах невидимых" отец Антоний, размышляя о том, какими разными могут быть пути. ведущие нас к пониманию Бога, ссылаясь на один из отрывков писаний великого подвижника святого Исаака Сирина, вдруг говорит о танце: вечное занятие ангелов – это танец. Неожиданно, правда? Дальше слова владыки Антония: "И в танце мы можем искать откровение истины. Разумеется, танец, как и музыка, как мысль, как пение, как речь, может отвлекать, становится для нас преградой, но есть такая глубина молчания, которую можно выразить только в гармонии жеста."
Как созвучны оказались эти слова моему желанию вернуться к танцу, к движению – но не для сцены, а для выражения именно такой глубины. У многих женщин есть эта потребность – говорить о чем-то непрояснимом, но важном внутри тебя не словами, а как-то иначе, языком танца, например. Пусть это будут простые движения, но не страстные, как во фламенко, не расхлябанные, как во многих направлениях современного танца, а гармоничные и свободные.
Но, мы же знаем, что для обретения свободы и внутренней, и внешней нужна дисциплина, иначе получается не свобода, а расслабленность, а то и распущенность. И я решилась попробовать соединить представление о вертикальной правильности тела с некоторыми упражнениями из балетного тренажа, а затем предложить несложные по рисунку танцевальные комбинации. При регулярных занятиях это помогает рождению через какое-то время своего собственного танца-импровизации. Это отдельные занятия, я их назвала Арт-танец (архитектура тела+танец), в основной группе занятия называются" Архитектура тела".
У Ивана Ильина (один из самых проницательных русских мыслителей) есть любимая многими книга "Поющее сердце". Мне кажется, "сердце танцующее" – это о том же. Источник тот же – "радость о Господе", воцарение Бога в сердце, духовная радость.
Радость духовная – это проявление всех способностей. Это не частичная потеря разума, а наоборот: ты сохраняешь и разум, и твое сердце цветет, и твое тело ликует, а душа "хвалит Господа". Может, это и есть жизнь "в полный рост"?!

Первое мое пребывание в Люзарже, имении Натали под Парижем, где находилась её студия, запомнилось навсегда. То возбуждение, в котором я находилась и волнение от встречи с Натали, тогда казавшейся небожительницей, было в разы больше того, что я испытывала, стоя в первый раз у подножия Эйфелевой башни. Прощаясь, переполненная благодарностью за прием, за уроки, за общение, я не смогла произнести ничего более внятного кроме: "Натали, я безумно Вас люблю! "Поцеловав меня, она сказала: "Не стоит безумно, лучше с умом".
Ко всему в жизни Натали подходила осознанно. Осознанным был и ее подход к строению тела. Тело ее интересовало только как дар –дар Божий. И именно потому тело нуждается и во внимании, и в соответствующем отношении.
Ответственное отношение к чему-либо предполагает в первую очередь знание того, за что отвечаешь. Когда постепенно входишь в понимание тела, через свои ощущения, находя правильные положения суставов, не можешь не восхититься тем, как великолепно все Господом задумано: каждый позвонок имеет свое назначение, каждый сустав имеет свое определенное место и находится в связи с другими, выстраивая вертикальные и горизонтальные оси; весь костный состав образует единую ткань.
Если не нарушен этот порядок (нашей небрежностью, сутулостью, зажимами), мышечные волокна находятся в том тонусе, который оптимален для поддержания суставов, – не расслаблены, но и не перетянуты. Можно провести аналогию со струнами в музыкальных инструментах – если струна не натянута, звука нет, если пережата, порвется. Но ведь так же происходит с со струнами нашей души – не должна она быть расслабленной, спящей; но и излишнее возбуждение не нормально. Трезвое отношение к миру, здоровый тонус – может это и есть то, к чему призывает нас Господь: "Бодрствуйте!".
Интересно, что как и в слове "тонус", корень "тон" в слове "интонация".
Каждый из нас знает, что в общении часто именно интонация передает то, что хотел сказать собеседник. Интонация придает словам или тепло, жизненную силу, или какой-то холод, отталкивающий чаще всего. Холодные "мертвые" слова говорят об экологических неполадках в духовном мире человека. Помним же, как указывает Господь: "От избытка сердца говорят уста." Слово человека – показатель состояния его сердца.
Для Натали, воспитанной в христианской традиции, в уважении к старославянскому языку, было важно смысловое значение каждого слова. Прекрасно владея французским, она не утратила знания русского, и всем семерым своим детям передала это знание. Натали не сомневалась в том, что "погружение в глубину слов, такой подход к ним, чтобы они стали частью внутренних ощущений, содействует нашему росту".
Она часто прислушивалась к этим внутренним ощущениям больше, чем к правилам орфографии. Например, писала "возрост", подчеркивая, что с годами мы не столько утрачиваем, сколько приобретаем, в том числе и телесно, совсем не обязательно становиться вялой и тяжелой, соглашаться с остеохондрозом как непременным атрибутом определенного возраста.
Так получилось, что на своих уроках, требуя от меня внимания к тому, как выстраиваются телесные линии, как высота пупка освобождает поясницу, какова роль правильной постановки стоп, Натали одновременно воспитывала "открытое ухо" – внутренний слух, который обостряет восприятие слова.
И вот, как то раз,в Петербурге я попадаю на лекцию о корнесловном осмыслении сути слов отечественного языка. Речь идет о святых словах – вера, смирение, надежда, кротость, благодать. А также о том, что наш язык должен помогать преображению – открытию внутреннего образа, о строении внутреннего текста личности, о необходимости расправить душевную ткань и осознать ее основу – вертикальные нити. Неожиданно для себя в лекции филолога я услышала те же слова, которыми веду объяснение в ходе наших телесных занятий в зале! Конечно, я начала искать возможность встретиться с лектором для личной беседы. Оказалось, что это В.В.Семенцов – кандидат педагогических наук, председатель правления Православного Педагогического общества С-Пб, автор многих книг и статей. Мы встретились, и открытия продолжали множиться: я узнала, что слова "время" и "вертикаль" имеют один корень, а слово "сила "происходит от праславянского sila – душа, дух, чувство.
В настоящее время ежегодно в Санкт-Петербурге проходят семинары для преподавателей-последовательниц Натали Дроэн. И каждый раз на этих семинарах Василий Васильевич желанный гость; его лекции вместе с нашими участницами разлетаются по всем уголкам России, Болгарии, Украины, Прибалтики. Темами наших совместных размышлений было осмысление слов "женственность" и "мужественность", "педагог", "поэзия", "творчество", "дыхание". Казалось бы чисто телесные термины: "стопа", "сердце", "печень" и т.д. А эти беседы, открывая суть знакомых слов, становились поводом для осмысления наших занятий на новом уровне, для проникновения в то важнейшее, что Господь нам передает разными способами.
 Сегодня все чаще в различных научных, даже далеких от филологии, и общественных кругах обсуждается тема родного языка. Обсуждение сводится к призыву: "Язык надо спасать! "Все же, вернее будет понимание того, что нам самим надо спасаться от душевного очерствления, впитывая смысл святых слов отечественного языка как живую воду, заново для себя открывая истинное их значение, воспринимая их сердечно и принимая как руководство к действию.
Так что в ежедневном нашем общении с людьми мы можем быть хоть в какой-то степени творцами, а не пользователями. Об этом говорит В. В. Семенцов: "Действительно, если человек, созданный по образу и подобию Божьему, то есть, призванный быть творцом, является только "потребителем и пользователем", не способным ни созидать, ни жертвовать, он не оправдывает возложенные на него свыше надежды".

Наталия Сергиенко

Время прошло: 0.0034430027008057 секунд